Личная травма

Когда полтора года назад я заходила в обучение по травмам в расстановках, я не очень понимала, куда меня это приведет.

Сегодня вижу, что любая работа, начатая в расстановочном поле, всегда стремится к своему завершению. И, если процесс не завершен в момент консультации, то его будет завершать сама Жизнь.

Хеллингер считает это правильным. Я, если честно, не всегда.

Вопрос в том – в каком состоянии и на какой стадии остановлена (припаркована) расстановочная работа.

Когда я занималась сайентологией, то на своей шкуре (как всегда у меня бывает) убедилась в том, что бросить человека в начатой работе – это толкнуть его со скалы и наблюдать, как он будет выкручиваться. Долетит живой – супер, не долетит – судьба такая…

Я когда-то летела вниз 3 месяца подряд. Прикольно, депрессивно, больно… Но у меня есть 51 ворота Шока (по дизайну человека), позволяющие встречать травматическую ситуацию в одиночестве и без поддержки.

Но ведь этот аспект есть не у каждого. И подтолкнуть человека можно к совсем не позитивному выходу.

Поэтому дружеский совет – не готовы довести человека до позитивного результата (КЯ – конечного явления, как говорил Хаббард), не беритесь за работу.

Я с изуверским восторгом наблюдаю, как кто-то ограничивает работу временными рамками… Но там, где для одного хватит 15 минут, для другого и три часа ни о чем.

Люди находятся на разных стадиях развития и травматизации. Поэтому и подход должен быть индивидуальным. Часто вообще не берусь за работу, пока не увижу готовность клиента нырнуть в кипящий водоворот его чувств.

Это я о том, что к личной травме приходится двигаться медленно и осторожно. И не вскрывать ее без нужды.

Просто мой личный опыт вскрывания травм на обучении в виде упражнений говорит о том, что можно спровоцировать огромные проблемы в теле.

По-хорошему, психологам нужно понимать, что мы не только Душа, но и Тело. Вот такой парадокс – массажисты видят Тело, а психологи Душу. А нужно видеть все вместе. особенно, учитывая, что еще есть Дух.

Дух позВОЛЯет или не позволяет происходить изменениям. Душа проЯВЛЯЕТ чувства. Тело проПУСКает энергии.

В идеале это проИСХОДит одновременно и слаженно. В разбалансе – кто-то опережает кого-то.

Например, вы пришли на массаж, Тело готово, Дух согласен на изменения, а в Душе застряли чужие чувства. И массажист может изойти потом, а в теле ничего не шевельнется.

“Когда в товарищах согласья нет, на лад их дело не пойдет, и ВЫЙДЕТ из него не дело, только мука…”

Я видела у себя и другой вариант – Тело готово, Душа согласна, а на уровне Духа я забыла позволить специалисту произвести апгрейд своей управляющей системы.

И прыгает этот специалист вокруг меня и ничего не может сдвинуть с места. Диагност не может снять параметры с тела, остеопат включить энрегопоток, мануальщик ввернуть на место позвонок.

Ищущие и продвинутые, пожалейте специалистов. Ваша реализационная власть находится на уровне Духа, и без вашего соГЛАСия никто ничего с вами не может сделать.

Еще одно наблюдение – в расстановочном пространстве часто специалисты вообще не видят Дух с его свободной волей. Вместо него ставят Разум.

Но Разум это не Дух, а его инструмент наравне с Волей. Еще веселее, когда ставят тандем Тело-Душа-Ум.

Полный пипец (извините за сленг)…

Ум – это набор шаблонов, собранный из различных источников и в настоящем времени пригодный лишь для брюзжания и оценивания. Именно этот товарисчччччччч мешает увидеть ситуацию целиком – из правого полушария.

Так что гоните его прочь. Пусть потом, после работы, он перебирает свои сокровища, добытые в момент реального процесса…

Вот такая странная сегодня прелюдия к теме травмы.

Проявилась такая картинка-метафора – тело – железо компьютера, душа- пользователь, дух – программист.

На любом из этих уровней может быть травма. И на каждом уровне она будет выглядеть по-разному.

Телесный уровень – это ситуации угрозы жизни и потери тела или его частей. Здесь часто нет чувств и мыслей. Здесь невыразимый ужас, проявляющийся шоком, ступором, самопроизвольными позывами тела и, в лучшем случае, бегством.

Не пытайтесь найти в клиенте эмоции. Их тут нет. Душа в таких ситуациях часто просто выбрасывается из тела. Разума тоже нет. У Духа нет связи с телом без души.

Для меня – это самый тяжелый вид травм. В теле проблема кричит, а достать ее не получается. Вот тут расстановка травмы просто необходима. Или нужно идти через гипноз.

Такие травмы часто получаются внутриутробно или при угрозе выкидыша, или при попытке аборта… или в раннем довербальном детстве. Например, когда папа на маму с топором, а мама защищается ребенком.

Это уровень возникновения панических атак, эпилепсии, параличей…

Душевный уровень травм более осознаваем и связан с травмами потери значимых людей или отношений. Здесь чувств хоть отбавляй.

Духовный уровень включает травмы самоотрицания. Я не выношу сам себя. И здесь очень много мыслей и убеждений.

Каждый верхний уровень включает и предыдущие тоже. Поэтому тут чувств тоже предостаточно, но они связаны с презрением, чувством вины и ненависти. Тело тоже вносит свою лепту – инфаркты, инсульты, параличи, амнезия… Отрицание себя, рождает отрицание своего тела и души…

О травме можно говорить бесконечно. Книг написано море…

Я хочу сейчас обобщить множество параметров и показать суть травмы.

Это событие, а не слово. И это событие настолько непереносимое, что оно раскалывает психику, то есть душу.

Душа и так в постоянном напряжении между телом и духом. В травматическом же опыте она просто рвется. И вместо целостности, у человека образуется несколько структур.

Первая – это сама травмированная часть. Та, которая испытала опыт травмы. Та, в которой застряло максимальное количество этого опыта. Этот кусок информации обычно амнезируется и складывается в отдельный банк данных. Хаббард называл его Реактивным (от слова реакция).

И достать эту информацию просто так не получится. Она за завесой тайны. Поэтому, приближаясь к травме в расстановке, в поле ощущается вязкое тягучее плотное состояние.

Оно садится на голову и клиенту, и расстановщику. И часто классифицируется, как магия, хотя на самом деле в чистом виде магией не является, скорее самогипнозом.

Мало того, человек же как-то пережил травматический опыт. И этого он тоже не помнит. Дело в том, что бессознательно человек снимает опыт выживания кого-то из присутствующих в момент травмы. Хаббард называет это чужим вейлансом (чужой личностью). В психоанализе это называется стратегией выживания.

Например, на глазах ребенка происходит драка. Папа дерется с чужим дядей. Папа побеждает. Ура! Мы спасены. Теперь у ребенка, сначала застывшего от ужаса, появляется выход – при угрозе жизни нужно драться насмерть и ты выживешь.

Этот ребенок – я. И в самых стремных ситуациях я или дралась насмерть со всеми ощущениями ярости и готовности умереть или воображала это, и из моих глаз струилось такое бешенство, что ко мне так и не осмеливались приблизиться.

Я уже взрослая узнала, что мой отец, если выпивал, то у него появлялся этот бешеный взгляд. Так что я просто присвоила чужую стратегию.

Стратегия выживание – это защитник. Она просто так никого не подпустит к травмированной части. Ее задача – ограждать от нового травмирующего опыта и защищать.

Но защитник может быть не только агрессором, но и жертвой и даже спасателем. Весь треугольник Карпмана – это о стратегиях выживания.

Травмированная часть не значит жертва. Это просто калькуляция всех состояний, испытанных в момент травмы, включая около 40 параметров – запахи, звуки, эмоции, положения суставов, пульс, дыхание, картинка вокруг, люди, предметы, положения между ними, и, главное, слова, звучащие вокруг.

Поэтому травма так легко рестимулируется в похожих ситуациях. Ее может спровоцировать любой набор из озвученного списка. Чем больше похожих на травму параметров задействовано, тем глубже провал.

Так, например, вызываются панические атаки или вегото-сосудистая дистония, в которой парасимпатическая и симпатическая система включаются одновременно.

Эта команда звучит так – стой там – иди сюда. А на физике выглядит как бешенная тахикардия при пониженном давлении. Это возможно только при наличие травмы.

Две части травмы мы уже увидели – травмированная часть и защитник. Но есть и третья – та я, которая пошла жить дальше и которую я считаю собой. Это условно здоровая часть. Почему условно? Да потому что с каждой травмой эта часть становится все меньше.

И, если к вам приходит человек, который плохо соображает, с трудом чувствует и тяжело выражает себя, спросите его о «счастливом» детстве. Самые страшные расколы психики у детей рядом с родителями-шизофрениками.

Но есть и хорошая новость – целостность души и психики можно восстановить. Хотя на это может уйти и вся жизнь.

Сейчас, изучая травму, я все чаще вспоминаю Дианетику Хаббарда, в которой он четко, пошагово показал, как получаются травмы и как из них выйти. Основная задача добраться до первичного раскола. У Хаббарда он называется бейсик-бейсик инграмма.

И, если удается до нее добраться и обезоружить, то рассыпаются все травмы, полученные позже. Из них вытаскивается эмоциональный заряд и разряжается.

Я не предлагаю заняться дианетикой, я сейчас о другом. Я о знании о том, что у каждого из нас есть первичное состояние ДО раскола.

Сегодня это эталонное состояние клиента я всегда держу перед глазами, когда работаю. Именно в этом состоянии находится весь закапсулированный запас творческой энергии жизни. Именно за этим ресурсом я иду в травму.

И без этого состояния травму закрыть невозможно. Потому что травма – это по сути конфликт двух и более сторон.

Приведу сейчас пару примеров.

Пример первый – ко мне обратилась клиентка, которая вот уже 20 лет безуспешно пытается забеременеть. Все заканчивается выкидышами.

Долго пошагово копаемся в ее прошлом. Только через час она (вернее Защитник) выдает нужную мне информацию – она-таки была беременна в 20 лет, но посчитала, что это не тот мужчина, и, ничего ему не сказав, сделала аборт.

Уже со втором мужчиной (первым ее мужем) был выкидыш.

Смотрите как хитро работает травма – есть три проекции этой женщины – аркан 2-ка – потенциальная способность быть матерью, аркан 3-ка – беременность (способность быть матерью), 4-ка в минусе – презрение к мужчине и нежелание быть матерью для его ребенка…

А теперь вопрос на засыпку – какая часть на самом деле травмирована, какая застряла в травмирующем опыте и, какая пошла жить дальше???

Конечно же потенциал быть матерью остался. Это та, которая до травмы. Но в конфликте 3 и 4.

Сегодня она обвиняет себя 20-летнюю за то, что сделала аборт и лишила ее 40летнюю возможности стать мамой.

Но парадокс в том, что именно 20летняя знала как, и могла забеременеть. И пока не будет принята 20летняя, детей ей не видать, как собственных ушей.

Именно у 20летней осталась прямая связь с целостным потенциалом Жрицы. А она, сегодняшняя, из стратегии выживания продолжает бессознательно уничтожать детей своего мужчины.

Пример второй – личный.

Папа ушел в мои три года. Больше я его не видела. До прошлой недели во мне жила травма потери. И я работала с отцом в расстановках, но ничего не происходило положительного для моего внутреннего ребенка.

Неделю назад дочь предложила поработать с моим физическим состоянием. А теперь прикол, который я увидела уже после расстановки – у меня ТРИ грыжи – две на уровне шеи – и они разносторенние – правая и левая, а третья на уровне сердечного центра. Она левая.

Но я никак не связывала все три с какой-то конкретной травмой.

И вот в работе мы пришли к определенному моменту – я увидела себя маленькой. И эта Я, которая безумно любила папу.

Мы припарковали работу в этом месте контакта, но это оказалась только часть травмы, а именно травмированная часть. И расстановка начинает разыгрываться в живую.

Через дочь вдруг проявляется мамина травмированная часть, с которой я не хотела иметь дело и всячески пыталась отдалиться в расстановке.

И эта часть вдруг начинает рассказывать, как ей хреново и что, бессовестная, должна уже перестать ныть и наконец-то повзрослеть и пожалеть маму.

Это было так похоже на то, что я испытывала в детстве после развода родителей, что у меня аж дыхание перехватило.

На поверхность впервые за долгие годы показался защитник и я испытала чувство дикой агрессии. Впервые за много лет я бахнула дверью, как делала это в детстве.

…Дело в том, что в травме нет ни мам, ни пап, ни других людей. В травме всегда вы, вы и только вы.

Это мы сами поддерживаем травму. Это мы сами себя обвиняем, не пускаем, раздражаем.

Три года назад мама благословила меня на общение с отцом (хоть я и не знаю, жив ли он на самом деле). И в этот момент начались мои неприятности с телом.

Одна часть меня была ЗА папу (правосторонняя грыжа), другая боялась расстроить маму (левосторонняя грыжа) и поэтому я никогда лет с четырех с мамой о папе не разговаривала, а, следовательно, не говорила и о себе (грудная грыжа).

Когда мама мне уже дала добро на общение, я сама продолжала бороться внутри себя с проекциями. Чем ближе к “папиной” части, тем больше страдала “мамина”.

Испросив благословения, но не закрыв травму, я начала раскалываться изнутри. Оказалось, что мама своим решением-запретом вызывала огонь на себя и я все время была на папиной стороне.

А в тот момент, когда она предоставила мне право выбора, рухнула моя стратегия защиты. И я оказалась беспомощна перед травмой. Тело отреагировало мгновенно…

Спасибо моей осознанной дочке и моей готовности пребывать в разных состояниях. Только это позволило пройти расстановку в реальном времени и в реальной ситуации.

И, о Боги, на поверхность вышла та я, которая ЗНАЛА папу и любила его всем сердцем. Та, у которой в сохранности весь опыт наличия отца, а не его потери.

Я была ошеломлена. Это было как вспышка молнии. Я вдруг ясно увидела весь механизм формирования травмы и выхода из травмы.

Душа отбрасывает «хвост» в виде позитивного опыта и спасается бегством. В этот момент нам остается только негативный опыт, как рубец на месте хвоста и как зарубка-память, чтобы мы по ней могли отыскать оставленный ценный груз.

И Хранитель этого места – Защитник, который не дает приблизиться к сокровищу. Такой вот Дракон Травмы.

Без встречи с Драконом к сокровищнице не попасть. Вот он сюжет всех русских сказок.

Без благодарности Хранителю за работу, заветный ключик в руки не падает. Ведь этот Хранитель – вы сами. Это Тот или Та, которые выжили, не смотря ни на что. И только эта ваша часть знает дорогу к вам Целому.

Цените ее, любите, признавайте. Неуважение к Хранителю плохо заканчивается. Вспомните Ивана-царевича, который сжег шкурку-оберег Лягушки-царевны. Где оказалась девица-анима? У Кащея (дракона) в высокой башне. И поход за этой частью своей Души был долог и труден.

Ну, и на закуску дружеский совет – плюньте на все теории травмы. Ищите себя изначального, будьте благодарны себе-настоящему и тогда с вами, будущим, все будет в порядке.

Ирина Тарасова About Ирина Тарасова
Я - семейный расстановщих, коуч, тренер и просто женщина с планеты Земля. Я рада приветствовать вас на моем сайте. Надеюсь, что вам здесь будет не скучно.

Share on Facebook

0 коммент к записи “Личная травма”